Воз сена, как цена жизни четырех пацанов

Воз сена, как цена жизни четырех пацановХмурым октябрьским утром не стало отца.

Стальные ножницы кукурузоуборочного комбайна начисто отрезали голову несчастного и закинули на 9 метров в поле. Комбайн еще проехал по ногам отца нашего, разворотив все его тело. Страшно представить , как мучительно погибал наш родной отец.


Страшно и дико нам стало.

Семья осталась без кормильца.

  • Мать: Воробьева Таисия  Александровна,
  • я старший: Михаил — 6 лет,
  • брат Валера -3 года,
  • Володе -1 год.
  • Самый младший Геннадий, тот еще в животе матери.

Отец наш: Иван Николаев, бывший солдат погранвойск. К 30 годам — успешно нас четверых пацанов народил. В обеденный перерыв ходил на ферму за бидоном молока. Работал еще по дому. Строил забор, сарай.

Говорили покойные родные: дяди и тети, что отец наш любил своих четверых сыновей. Он старался и делал все возможное для улучшения и продолжения нашей жизни  в те шестидесятые годы, время так называемой хрущевской оттепели.

Как нам теперь жить? Четырем мальцам с матерью

Семье назначили пенсию по случаю потери кормильца. Целых 18 рублей. Не хватало этих денег даже на хлеб.
Единственной  надеждой  продолжения нашей жизни стала корова «Маруся». Марусю нужно было кормить и не только чахлой, сухой кукурузой.

Промозглый осенний день 1965 года. Колхоз выдает сено по трудодням. Собрались и мы. Мать и нас трое мальчишек.
Огромную скирду сена растаскивали по кучкам по количеству трудодней крестьянина. Нашей матери полагалось 300 кг сена.

С особой злобой, стиснув зубы, народ взвешивал распределенное сено на платформенных весах. Долго взвешивали, с точностью до грамма.

Подошла наша очередь. И мы теперь цепляем сено, тащим к весам. Торопимся, до наступления темноты нужно нагрузить сено на телегу, отвезти домой.

Тут Петр Панкратович как закричит: «Что тут воробьи разлетелись? Кыш отсюда!». Тычком локтя руки с размаху оттолкнул нашу маму от весов. Мать упала навзничь, закатилась в слезах. Братья мои ревут, плачут. В моих руках вилы. Горько, обидно на душе. Мать надрывается…

Возникла страшная мысль:— «проткнуть этого Петра насквозь, пропороть его живот!»

Колхозники и колхозницы встали на защиту, помогли натащить сено, взвесить. Нагрузили сено на телегу. Высокая копна получилась. Я складывал и утрамбовывал на самом верху.

Лошадка «Мочка» понуро поплелась с сеном домой. Мы, трое братьев с вожжами рядом идем. Мать опять ушла на картофельное поле. Вдруг на повороте, при переезде маленькой речушки «Ара», телега с сеном накренилась и опрокинулась. Все сено на земле!

Обидно нам. Досадно. Решили сделать 2 ходки. Так высоко при нашем маленьком росте мы бы не смогли нагрузить весь воз сена.

За 2 ходки сено мы довезли. Зиму пережили. Было молоко и хлеб.

Вот она – жизнь наша! Воз сена оказался мерилом  нашей выживаемости, ценой нашей жизни. Показателем того, чего мы стоим. Понравилась статья? Расскажите об этом в социальных сетях., напишите ваши комментарии.

С уважением Михаил Николаев

1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *